Войти Регистрация
баннер

Augustine


Augustine Альберт Августин, родившийся в Дании в 1900 году, переехал в США в 1926 для расширения своего бизнеса по изготовлению гитар, и в 1928 женился на Розе. Его бизнес стимулировал его интерес к струнам, и он экспериментировал немного со струнами, но не более того. Примерно через 20 лет Сеговия, находившийся в то время в Соединенных штатах, оказался на торжественном приеме, где в разговоре с дипломатами упомянул о нехватке хороших гитарных струн и пожаловался на то, что у него почти кончился его запас струн Pirastro, которые тогда делали из жил.

Генерал Линдман, член британского посольства, спросил у Сеговии, какие именно струны ему были нужны больше всего, на что тот ответил: - Струны из жил, и особенно первые. Они встретились снова через месяц и генерал, верный своему обещанию, подарил Сеговии нейлоновые струны, которые приобрел у своих друзей, семьи DuPont. Сеговия поставил струну на гитару и, когда струна была настроена, она зазвучала очень чисто, но с легким металлическим призвуком, который отличал ее от струн из жил. Он надеялся, что этот недостаток можно устранить.

В 1946 году, Владимир Бобри, редактор издания Guitar Review и друг, как Сеговии, так и Альберта Августина, представил их друг другу и на этой встрече. Гитарист попросил ремесленника сделать для него нейлоновые струны. Августин, увидев на гитаре Сеговии первую струну из нейлона, вспомнил, как за два года до этого он нашел нейлоновую нить в военных припасах и экспериментировал с нейлоновой нитью, используя ее в качестве заменителя жилы, но будучи мастером по изготовлению гитар он не уделил достаточно времени и внимания изготовлению струн. Тем временем Сеговия узнал, что, хотя семью DuPont не удалось убедить заняться изготовлением струн, они согласились обеспечить материалом любого, кто серьезно отнесется к задаче изготовления струн. На второй встрече Сеговии и Августина, Альберт, не без помощи супруги Розы, согласился изготовить струны для Сеговии и начал свое одинокое путешествие, в котором он не поддался скепсису, будь то даже от экспертов DuPont. После трех лет работы Августин наконец оказался доволен результатом и попросил семью DuPont пригласить трех гитаристов послушать разницу между оригинальным нейлоном, струной из жилы и нейлоновой струной Августина, прошедшей специальную обработку. У экспертов не возникло затруднений и они единогласно решили, что струна специальной обработки намного улучшила звучание гитары. Семью DuPont успех тоже поразил и с тех пор Августин получил их безграничную поддержку. Настало время послать струны Сеговии и узнать его мнение. Тот находился в Вашингтоне и струны ему доставили во второй половине дня, перед концертом. По счастливой случайности он порвал первую струну и для игры на концерте быстро заменил ее новой струной. Он был настолько поражен звучанием, что после концерта поспешил в дом, где он был уважаемым гостем двух пожилых дам, и сразу отправился в свою спальню, где продолжил играть на гитаре и наслаждаться звучанием новой струны.

Быстро добившись успеха с тонкими струнами, Августин долго не мог найти способ изготовления басовых струн, но хорошую струну с обмоткой было сделать проблематично. Струны были нестабильны, не имели выразительного звучания или обмотка постоянно разматывалась; к тому же струны дребезжали. На намотку первой басовой струны у Августина ушло четыре часа и со временем, перепробовав несколько металлов в качестве обмотки (использовав в следующей последовательности: медь, серебро, золото 585 пробы, алюминий и нержавеющую сталь), шлифуя и полируя серебряные струны, пока его пальцы не начали кровоточить, он сделал свою первую успешную нейлоновую струну с обмоткой. Благодарность Сеговии Альберту Августину за его успех выразила всеобщее мнение, в том числе и наших современников-гитаристов, и струны Августина не без причины получали одобрение Сеговии всегда.

Еще один знак признательности до сих пор висит в офисе Августина. Это верхняя дека для гитары из отборной ели, на которой от руки написано «Этот шедевр гитарного мастерства Альберта Августина принадлежит мне, я буду восхвалять его во всеуслышание по всему миру», подписано А.Сеговия, март 1956. Это дека незаконченной гитары, которую Сеговия попросил Августина сделать, но он успел закончить только первую стадию. В 1948 году Альберт Августин перенес первый инфаркт, от которого восстановился, чтобы увидеть плоды своих трудов. Впоследствии он перенес второй инфаркт, от которого скончался в апреле 1967.

Дело Августина продолжило развиваться под умелым руководством Розы Августин, которая не понаслышке знала о струнах, гитарах и кропотливой работе. Кроме руководства изготовлением струн, она позвала бывшего помощника своего мужа и научилась от него мастерству изготовления гитар.
...читать далее